Михаил Александрович Лифшиц

Биография

Михаи́л Алекса́ндрович Ли́фшиц (10 [23] июля 1905, Мелитополь, Таврическая губерния, Российская империя ― 20 сентября 1983, Москва, СССР) — советский философ, эстетик, литературовед, теоретик и историк культуры, специалист по эстетическим взглядам Гегеля и Карла Маркса, критик «вульгарной социологии» (1930-е годы) и модернизма (1960-е — 70-е годы). Активный участник литературных дискуссий 1930-х годов. Создатель оригинальных концепций теории отражения, идеального, реализма, онтогносеологии и теории тождеств.

Доктор философских наук (1973). Действительный член АХ СССР (1975).

Составитель хрестоматий «Маркс и Энгельс об искусстве» (первое издание — 1933) и «Ленин об искусстве» (1938), а также автор книг: «Вопросы искусства и философии» (1935), «Кризис безобразия» (1968), «Карл Маркс. Искусство и общественный идеал» (1972), «В мире эстетики» (1985).

Википедия




Сортировать по: Показывать:
Философские тетради
Вне серий

Об авторе

Вне серий


RSS

Belomor.canal про Ильенков: Диалог с Эвальдом Ильенковым (проблема идеального) (Философия) 27 04
Отличная книга! Цитата из воспоминаний о Эвальде "И о Лифшице. Эвальд не просто уважал его. Как-то в Москву прибыла шведская (кажется) опера с «Гибелью богов». Эвальд раздобыл три билета и мы с Лифшицем пошли в Большой. Эвальд блаженствовал, искоса поглядывал на Михаила Александровича: разделяет? А потом, когда шли домой, признался: «Знаешь, Лёф, у меня язык прилипает к небу, когда говорю с ним». Я ахнул: «Эвальд Васильевич, а я-то как же с Вами?»"
Ну и ещё "Вот с этой-то докукой мы и пошли втроем апрельским вечером к Лифшицу. В ту пору он жил на территории Третьяковки (направо и вглубь). Пришли. Открыла дверь Лидия Яковлевна: «Входите». Михаил Александрович пошел куда-то в свои книжные закрома, вскоре вернулся, в руках толстенный немецкий лексикон. Полистал, нашел – настоятельница какого-то (сейчас не помню) монастыря в Испании, XIV век. Пока мы беседовали, Лидия Яковлевна [94] (уже в черном бархатном платье с золотым медальончиком на груди) готовила стол. Звонок в дверь, открыли. Входят двое, один крупный, в демисезонном темно-сером пальто, уже расстегнутом, глаза (показалось?) очень светлые, чуть ли не белые (или это у меня в глазах?): Твардовский. Другой – Сац. Решительно, справа – слева из карманов две бутылки водки и на стол. (Думаю, что его не ждали). Представили нас: «Молодые философы. Это Ильенков, преподаватель, это его студенты». Твардовский хмыкнул и, глядя в упор: «Я себя поэтом никогда не называл». Засмеялись и за стол. Пошли воспоминания об отце Эвальда Васильевича, о довоенном Переделкино, о войне... Доставив Эвальда домой, мы с Гельмутом потом по молодому апрельскому ледку топали до четырех утра до Ленинских гор, до дома, до общежития."

mikebb про Михаил Александрович Лифшиц 26 04
Кто не жил в "Неудачливой Империи Добра"(СССР), возможно не поймёт смысл и главное "вкус" этих споров. Но в своё время статьи Мих. Лифшица были живым голосом в мёртвой тишине, которая царила во всех печатных изданиях. Он говорил живое о живом. Можно было не соглашаться, но он будил живую мысль. Конечно, сейчас всё это смотрится как спор Учителя Закона с Фарисеем, но это высокий стиль и высокие проблемы, которых сейчас уже давно нет.

X